Сайт о мафиози и их пособниках

«Шоколадная война» угрожает России

Просмотры: 986     Комментарии: 0
«Шоколадная война» угрожает России
«Шоколадная война» угрожает России

Начало 2023 года ознаменовалось обострением отношений ряда африканских стран с Западом. Это грозит миру новым витком экономического кризиса и серьезными политическими последствиями.

С января 2023 года Запад отказался покупать какао у ряда его африканских производителей. На них приходится почти 80 процентов мировых объемов «бурого» или «коричневого золота», как называют какао на Чёрном континенте.

Что важнее – какао или леса?

Делается это под благородным предлогом – спасти от вырубки «легкие планеты», тропические леса. Поскольку у многих жителей Западной Африки отсутствует иной заработок, они вырубают леса под какао-плантации.

Важно указать, что какао очень востребованный в мире продукт. Он идет не только на производство кондитерских изделий, особенно шоколада, но и медицинских препаратов, в частности, для лечения болезней горла и дыхательных путей.

И «крутятся» там колоссальные деньги – ежегодный объем какао-бизнеса составляет до 130 млрд долларов. Его привлекательность вызвана и тем, что в отличие от полезных ископаемых это возобновляемое сырье. Для выращивания какао нужен лишь экваториальный климат.

Однако львиная доля доходов от какао достается в первую очередь западным «шоколадным» компаниям – Lindt, Ferrero, Mars, Nestle, Interfoods, Cadbury Schweppes и Hershey Foods. Они контролируют почти 80 процентов шоколадного рынка. С ними делят прибыли торговые сети и супермаркеты, торгующие их продукцией. Для сравнения – на несколько десятков выращивающих какао стран приходится менее 10 млрд долларов выручки – гроши на фоне барышей его западных потребителей. Причем за каторжный труд по выращиванию какао, борьбе с их болезнями и вредителями африканцы получают порой менее одного доллара в день на человека.

«Справедливая» цена «Бурого золота» 

Подобная несправедливость вынуждает население Чёрного континента добиваться от своих властей установления «справедливой закупочной стоимости какао». Эту борьбу возглавили его главные производители – Кот-д’Ивуар и Гана, контролирующие две трети мирового объема «бурого золота».

До сих пор цены на какао регулировало международное соглашение 1973 года между странами-экспортерами, выпускающими 85 процентов этого сырья, с его потребителями. Однако вскоре производители какао, возмущенные тем, что львиная доля доходов от него достается не им, решили пересмотреть данные условия. Одну из первых попыток добиться установления «справедливых» цен предпринял в 1988 году Уфуэ-Буаньи, президент Кот-д’Ивуара. Во многом благодаря этому он и стоял у руля этой страны несколько лет.

Однако в 1990 годы у его страны начались серьезные неприятности, внутренние конфликты. И «сломать» несправедливые условия по оплате производства сырья тогда не удалось. Западные компании не пожелали платить за какао больше, поскольку это ударило бы по их карманам.

Между тем требования Кот-д’Ивуара возникли не на пустом месте. К тому времени в стране обострился кризис, вызванный многолетней засухой, сильно сократившей ее доходы от сельского хозяйства. Он наложился на резкое увеличение численности населения. В результате африканскому государству стало не хватать прежних доходов.

И хотя впоследствии засуха прекратилась, рост населения продолжился, тогда как заработки рабочих на плантациях продолжили пропорционально этому падать. Поскольку Котд’Ивуару не удалось серьезно повлиять на стоимость своего экспортного товара, он компенсировал это расширением плантаций какао-деревьев. Делалось это путем вырубки лесов, чему теперь Запад намерен положить конец.

Однако за желанием «цивилизованного мира» спасти «легкие планеты» кроется стремление «поставить на место зарвавшихся африканцев», вновь вспомнивших идею установления «справедливых» цен.

Так, в последние годы производители африканского сырья указывали на разницу его стоимости по сравнению с конкурентами из других континентов. Как известно, цена на какао определяется на Нью-Йоркской фондовой бирже, где оно продается в среднем за 2300 долларов за тонну, тогда как латиноамериканское – от 3000 до 3500 долларов. Подобная разница объясняется на Западе вкусовыми особенностями последнего и тем, что его объемы в разы меньше на рынке африканского. Однако эти доводы производители какао из Чёрного континента считают надуманными и намерены добиваться справедливости.

«Какао-опек»

Понимая, что в одиночку даже лидеру отрасли Кот-д’Ивуару справиться с могущественными компаниями, за которыми стоят власти западных стран, сложно, он изменил стратегию борьбы. В 2018 году эта страна договорилась со своей соседкой Ганой, занимающей 2-е место на рынке «бурого золота», создать аналог ОПЕК («Инициатива по какао Котд’Ивуар – Гана» или ICCIG. – Прим. ред.), чтобы с ее помощью добиться установления на него «справедливых» цен.

Вместе две страны фактически контролируют большую часть рынка какао, и потому рассчитывают «нагнуть» западные компании. И вот в 2021 году «Какао-ОПЕК» под лозунгом «обеспечения достойной жизни работников» ввела «дифференциал достойного дохода» (DRD), надбавку в 400 долларов за тонну своего сырья сверх рыночной цены, устанавливаемой Нью-Йоркской биржей.

С этого момента «какао-кризис» неуклонно нарастал. Западные компании ответили на это введением «штрафов» против производителей какао за уничтожение для его выращивания лесов, а также использование при этом детского и «принудительного» труда. С 2023 года это противостояние вылилось в отказ покупать сырье, добытое в результате нарушений европейских экологических требований и использование «принудительного» труда.

Напротив, африканцы утверждают, что дополнительные доходы от установления «справедливой» цены на какао позволят привлечь к данному бизнесу более квалифицированные кадры.

Сбор какао в Африке.jpeg eideeidediqxzrmf

Кроме того, это поможет им беречь защищаемые Западом тропические леса. Дескать, какао-деревья хорошо растут лишь в тени соседствующих с ними лесов и не любят открытого солнца, и потому их уничтожение вредит африканскому бизнесу. Ведь с их вырубкой теряется естественное плодородие почвы, производство какао и его качество падает.

Однако эти доводы игнорируются Западом. В результате в 2022 году Кот-д’Ивуар и Гана пригрозили прекратить продавать какао западным компаниям и приостановить сертификацию сырья для закупщиков, гарантирующую покупку сырья высокого качества.

Также они «обработали» своих соседей, участвующих в какао-бизнесе и к ним присоединились Камерун и Нигерия. Вместе они контролируют три четверти рынка «бурого золота».

Кроме того, африканские производители какао настаивают на постепенном увеличении доли переработки какао на месте, на своей территории, до 20 и даже до 50 процентов.

Для выполнения этих требований шоколадным компаниям пришлось бы потратить серьезную сумму денег – сократить у себя уже имеющиеся рабочие места, чтобы открыть в тропических странах новые и подготовить там персонал, перевезти производство с соблюдением всех технологических правил и т.д.

Причем попытка разрешить кризис в конце октября 2022 года на встрече, организованной Всемирным фондом какао в Брюсселе, провалилась. Гана и Кот-д’Ивуар бойкотировали ее, протестуя против «попыток западных компаний работать по-старому и по-прежнему обирать африканцев».

Какао карта производства.png

Они дополнительно мотивировали необходимость увеличения стоимости какао, ударившим по ним украинским кризисом и недополучением российских удобрений, вызванную введенными Западом санкциями.

Однако последний остался непреклонен, запретив с начала 2023 года ввоз в ЕС продуктов, «выращенных на лишенных леса землях», включая сою, кофе и какао. А многие компании, включая Mars Wrigley (M&M, Snickers), обязались отныне использовать только «какао ответственного происхождения». То есть сырья, полученного не в результате вырубки лесов, без задействования принудительного труда и поставляемого «профессиональными» производителями какао, а не «кустарями, разрушающими экологию и эксплуатирующими детей».

Одновременно Запад ужесточил требования к африканской продукции, разделив ее на сырье высокого и низкого качества, соответственно, различающееся по цене.

Причем поставленное «вне закона» неэкологичное сырье отнюдь не выбрасывается на помойку. Нередко его перекупают за бесценок у подпольных производителей какао «профессионалы». Они перепродают его с огромной выгодой тем же западным бизнесменам, так рьяно заботящимся о «чистоте» африканского сырья.

Фото_508_18_Шок.jpg 

Причем руководство шоколадных компаний утверждает, что оно следует установленному властями западных стран курсу, включая Европейскую комиссию. И напоминают, что еще в ноябре 2021 года посол ЕС в Кот-д’Ивуаре Йобст фон Кирхман критиковал попытки, выращивающих какао стран, «диктовать рынку необоснованные расценки».

В ответ Кот-д’Ивуар и Гана неоднократно тормозили отправку из своих портов крупных грузов какао и угрожали уничтожить их, чтобы способствовать повышению его стоимости.

Столкнуть производителей какао лбами

Однако, несмотря на зависимость западных компаний от Ганы и Котд’Ивуара, первые все равно имеют рычаги давления на вторых. Речь в том числе идет о заблаговременно сделанных на подобные случаи запасах сырья.

Также Запад готов запустить против африканских производителей информационную кампанию среди многочисленных поклонников здорового образа жизни. Дескать, их шоколад не только «неэкологичен», поскольку ради него уничтожаются леса, но еще и «вреден». Хотя, как мы знаем на примере того же кофе, если в этом заинтересован бизнес, тот или иной продукт, вдруг становится «полезным».

Фото_508_19_Шок.jpg 

Также против производителей какао идут уже опробованные методы ведения информационной войны. Например, обвинения в эксплуатации «миллионов африканских детей, выполняющих опасную работу». Об этом даже сняли документальный фильм «Темная сторона шоколада» (The Dark Side of Chocolate).

Кроме того, Запад может наказать «бунтующих» отказом от их продукции, вложившись в их конкурентов из других континентов. Причем в отличие от разработки полезных ископаемых окупаемость какао менее затратная и порой более быстрая. Тем более что многие азиаты и латиноамериканцы, кажется, должны с радостью согласиться западными руками «побить» своих африканских конкурентов.

Соответствующие намеки в адрес представителей Чёрного континента уже делались. В ход, к примеру, идут неожиданные «открытия» ученых – дескать, полезными свойствами обладает лишь продукция африканских конкурентов в силу особенностей климата, воды и почв. Тем самым искусственно понижается спрос на африканское какао и его стоимость.

Впрочем, не все так просто. Конкуренты африканцев, видя происходящее, сами не прочь «навариться» на этом кризисе. Так, на относительно низкие цены на какао жалуются и его латиноамериканские производители. Они утверждают, что работники отрасли даже не могут питаться трижды в день. Об этом на последней октябрьской выставке шоколада в Париже заявил Сезар Пас, президент латиноамериканской компании «Символ крестьянских производителей» (SPP).

Кто победит в «Шоколадной войне»?

Заметим, что в прошлом Запад успешно «давил» бунтующих африканцев поодиночке, но на сей раз сделать это с объединившимися производителями какао будет сложнее.

И они в стремлении победить, готовы на радикальные меры. Так, в июле 2022 года Кот-д’Ивуар и Гана продемонстрировали готовность перенаправить свое сырье в Индию и Китай. И нельзя исключать, что они попытаются перехватить у Запада этот перспективный рынок.

Кроме того, африканцы способны обратиться и к России, заметно расширяющей свое присутствие в Африке и на мировом шоколадном рынке.

Однако капитулировать Запад не собирается, поскольку бунт какао-производителей рискует перекинуться и на другие сферы, например, производство кофе и даже полезные ископаемые, наиболее чувствительную для него отрасль.

С учетом всего вышесказанного, сейчас предугадать победителя данной схватки сложно. И хотя у Запада много рычагов принуждения, вряд ли он поставит под угрозу интересы своих потребителей какао-продуктов, основная часть которых находится именно в США и Европе.

Следовательно, нельзя исключать, что в итоге стороны, «потолкавшись локтями», все же придут к какому-то компромиссу. Ведь от нынешнего конфликта проигрывают все – и производители какао, и западные компании, и потребители.

Какао сбор.jpeg

Последствия «Шоколадной войны»

Первым последствием данного кризиса стала дальнейшая утрата влияния Франции на свои бывшие африканские колонии, которые и производят какао. В связи с этим африканцы выставляют ей претензии как былому гаранту их безопасности – не только военной, но и экономической. А на поверку официальный Париж не смог защитить их от западных компаний.

Не случайно, что французские банки уже лишились доли в какао-бизнесе, а почти все денежные операции теперь выполняют местные кредитные учреждения. Однако полноценно заменить французов им тяжело, и не исключено, что рано или поздно африканцы призовут россиян или, что еще более вероятно, китайцев.

Но наибольшие проблемы «шоколадная война» несет для самой Африки. В первую очередь она бьет по простым селянам, выращивающим какао, и способна разорить их. Ведь они не имеют денежных и продовольственных резервов, чтобы переждать выяснение отношений властей их стран с Западом.

Соответственно, кризис негативно влияет на внутриполитическую ситуацию и может создать серьезные внутренние проблемы для Кот-д’Ивуара и Ганы. И разоряющая их население «шоколадная война» грозит государствам Чёрного континента новыми политическими потрясениями и выяснениями отношений в традиционном «африканском стиле». То есть затяжными кровавыми конфликтами. Как результат – Европа рискует получить в дополнение к украинскому кризису новую мощную миграционную волну.

И хотя пока трудно сказать, чем кончится «шоколадная война», но одно можно сказать с уверенностью – стоимость продукции из какао-бобов должна заметно повыситься, и за это все заплатим мы, потребители. Да, поскольку основные поставки какао приходятся на Запад (лидируют Голландия – 25 %, США – 13 %, Германия – 10%, Бельгия – более 8 %), основные издержки лягут на него.

Однако в России в последние годы отмечался стремительный рост потребления шоколада. И сейчас наша страна спорит за первые места в мире по этим показателям. И если средний европеец за год потребляет 5 кг этого продукта, то россиянин – больше 7 кг. Соответственно, повышение цен на «бурое золото» может отразиться на нас особенно болезненно. Тем более что зачастую рост стоимости одного товара тут же толкает цену вверх и на остальное.

Автор: Дмитрий Дагулис

Версия страницы для печати  

Комментарии:

comments powered by Disqus
Небесная жадность 15 июля 2024 г., 22:52
Трампу усилили охрану 15 июля 2024 г., 22:48
Глинтвейн с морковкой 15 июля 2024 г., 21:26


Все новости