Сайт о мафиози и их пособниках

Как Андрею Косогову с его 1,1 миллиарда долларов купить у Фридмана и Авена остатки Альфа-Банка по цене в 2 раза выше?

Просмотры: 1112     Комментарии: 0
Как Андрею Косогову с его 1,1 миллиарда долларов купить у Фридмана и Авена остатки Альфа-Банка по цене в 2 раза выше?
Как Андрею Косогову с его 1,1 миллиарда долларов купить у Фридмана и Авена остатки Альфа-Банка по цене в 2 раза выше?

Возвращение в Россию Михаила Фридмана, которого депутаты заподозрили в финансировании ВСУ, как и ожидалось, повлекло за собой распродажу связанных с ним активов. Первым станет известное коллекторское агентство «Сентинел Кредит Менеджмент». Что же касается продажи Альфа-Банка, то есть вопросы. Первый: кто и как оплатит эту сделку? Второй: действительно ли Фридман утратит контроль над своим детищем?

Высокий суд Лондона в четверг ожидаемо отказался смягчить персональные санкции против Михаила Фридмана. Миллиардер подал иск против британских властей после того, как те запретили ему тратить 30 тыс. фунтов в месяц на содержание особняка Athlone House. Со слов адвокатов бизнесмена, там хранится уникальная коллекция произведений искусства. Однако увидеть её снова Фридман в ближайшее время не сможет. В своём решении судья Пушпиндер Саини указал, что в отношении россиянина фактически действовал запрет на выезд за границу, соответственно обратно на территорию королевства его не пустят.

Насколько можно понять, совладелец Альфа-Банка по-прежнему находится в России. В начале октября он прилетел в Москву транзитом через Израиль. Многие увидели в этом желание Михаила Фридмана выйти из оставшихся в нашей стране активов, в числе которых помимо банка находится ретейлер X5 Group (управляет сетями «Пятёрочка», «Перекрёсток» и «Светофор») и «Росводоканал». Всё перечисленное, без преувеличения, можно отнести к гигантам отечественной экономики. Впрочем, распродажа началась с малого.

Накануне судебного заседания в Лондоне стало известно, что Альфа-Банк готовится продать свою «дочку» – коллекторское агентство «Сентинел Кредит Менеджмент» (СКМ). Оно работает с 2009 года и считается одной из старейших подобных организаций в России. Настойчивость и безжалостность сотрудников СКМ по отношению к должникам стала по-настоящему легендарной. В 2016 году компанию на полгода исключили из Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств за нарушение кодекса этики. В 2017 году «Сентинел» по той же причине получило штраф. После вступления в силу закона о взыскании штрафовать зарвавшихся сборщиков долгов начали уже судебные приставы. Сегодня наряду с рядом других агентств ФССП относит коллекторскую «дочку» Альфа-Банка к «красной» группе высокого риска нарушений.

Цена сделки по продаже агентства может быть равна его годовой выручке, переговоры ведутся с двумя потенциальными покупателями, сообщили источники РБК. Выручка «Сентинел Кредит Менеджмент» в 2022 году составила 1,65 млрд рублей, чистая прибыль – 547 млн рублей.

Ранее Альфа-Банк уже намеревался избавиться от СКМ, по всей видимости, из-за низкой эффективности этого бизнеса. Летом 2019 года, когда часть сотрудников агентства перешла во внутреннюю службу взыскания банка, сделка не состоялась. Затем продажу «Сентинел» откладывали – то из-за пандемии в 2020-м, то из-за начала СВО в 2022-м.

Возвращение к этому вопросу в 2023-м вполне может говорить о подготовке к изменению структуры акционеров Альфа-Банка. Весной стало известно, что Михаил Фридман и Пётр Авен продадут свои доли в нём (точнее – в люксембургской компании ABH Holdings S.A.) своему компаньону Андрею Косогову. Сделка, которая должна быть структурирована через кипрский офшор, не состоялась якобы потому, что должна быть согласована местным регулятором, а тот до сих пор молчит. Почему? Из-за санкций, напрашивается ответ. Хотя, вполне возможно, министерство финансов островной страны ждёт ответа на вполне конкретный вопрос: какими деньгами будет оплачена сделка?

В марте газета Financial Times оценила доли Фридмана и Авена в Альфа-Банке в 2,3 млрд долларов (178 млрд рублей по актуальному на тот момент курсу). При всём при этом состояние Андрея Косогова Forbes оценивает более чем в 2 раза скромнее – 1,1 млрд долларов. Отсюда следующий вопрос: будет ли он привлекать заёмные средства для покупки долей у своих партнёров, и если да, то чьи?

Здесь надо отметить, что до марта прошлого года Андрею Косогову принадлежало 3,7% Альфа-Банка, а после – 41%. Крупнейшим акционером ABH Holdings он стал благодаря получению долей двух других партнёров – Германа Хана (21%) и Алексея Кузьмичёва (16,3%). Перед этим оба попали под санкции, а живущий в России Косогов – нет. Для сообщения об этой сделке представители банка предпочитали использовать словосочетание «изменение структуры акционеров», а не «купля-продажа акций». Насколько можно понять, в случае с Фридманом и Авеном речь идёт именно о продаже.

Оба потенциальных продавца не планируют жить в России. В интервью западным СМИ они то и дело рассказывают, что из-за санкций не могут поддерживать прежний уровень потребления. Михаил Фридман недавно заявил, что хотел бы остаться в Израиле, но пока не может приобрести там жильё. По всей видимости, Андрею Косогову нужно будет выплатить им 2,3 млрд долларов «живыми» деньгами. И здесь мы повторим свой вопрос: где он их возьмёт?

Вполне вероятно, что сделка между крупнейшим акционером Альфа-Банка и его «уходящими» партнёрами будет организована так, что покупателю придётся рассчитываться с продавцами в течение длительного времени. А значит, Фридман и Авен де-факто будут оставаться его бенефициарами – дивиденды всего лишь приобретут форму частичной оплаты стоимости акций. В таком случае оба бизнесмена будут зависеть от финансовых показателей банка (который, к слову, завершил прошлый год рекордным убытком в 117,1 млрд рублей), а банк в той или иной степени продолжит зависеть от них.

Подобную схему использовали многие российские олигархи, решившие после введения санкций «продать» доли в своих компаниях топ-менеджерам, явно не обладающим капиталом для подобных покупок. Андрей Косогов, конечно, не вполне вписывается в этот ряд. Да, в 1992 году он пришёл устраиваться на работу в «Альфа-Групп» по объявлению в газете и затем предложил будущим партнёрам план по участию в приватизации. В 1998 году он получил опцион, фактически став совладельцем бизнеса. Впрочем, вопроса об источнике средств, которые теперь сделают его едва ли не единственным владельцем крупнейшего частного банка страны, эта история не снимает. Не снимает она вопросов и о возможном сохранении контроля над Альфа-Банком со стороны Михаила Фридмана.

Первым крупным российским активом, от которого избавились Михаил Фридман и его компаньоны, стал оператор связи «Вымпелком» (работает под брендом «Билайн»). До сентября 2023 года он принадлежал нидерландской компании Veon, которая, в свою очередь, подконтрольна люксембургскому холдингу LetterOne. Последний был создан акционерами «Альфа-Групп», вложившими в него более 15 млрд долларов, вырученные ими в 2013 году от продажи в России нефтяной компании ТНК-BP.

Покупателем «Вымпелкома» выступили его гендиректор Александр Торбахов и группа топ-менеджеров в лице Светланы Кирсановой, Максима Зайкова, Валерия Шоржина и Рената Насретдинова. По данным СМИ, сделка прошла в безденежной форме. Из-за санкций у Veon возникли проблемы с выплатами по еврооблигациям в адрес российских инвесторов. «Вымпелком» погасил эти облигации вместо своей материнской компании и, получается, таким образом выкупил себя из её владения. Цена вопроса – 130 млрд рублей. Источники средств, позволившие топ-менеджерам российской компании осуществить такую сделку, неизвестны.

Если верить телеграм-каналам, силовики поставили на паузу проверку Михаила Фридмана на предмет финансирования украинской армии. Проверку инициировал в середине октября сенатор от Запорожской области, бывший глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. О результатах работы депутатской комиссии, собиравшейся изучить высказывания Фридмана на предмет дискредитации Российской армии, также ничего не слышно. Выходит, правду говорят, что перед возвращением в Россию олигарх заручился поддержкой на высоком уровне и теперь готов продемонстрировать «деятельное раскаяние» в виде помощи важным государственным проектам?

Во всём мире настоящие собственники бизнеса любят оставаться в тени номиналов.

В своих расследованиях налоговые органы используют следующий подход. Они не смотрят, через какие трасты и страховые продукты записаны активы и как идут денежные потоки. Налоговики сразу смотрят в корень – анализируют три параметра: финальный получатель средств, кто и где управляет активом и кто несёт риски.

Автор: Юлия Абштейн

Версия страницы для печати  

Комментарии:

comments powered by Disqus


Все новости