Сайт о мафиози и их пособниках

Погибнуть за металл

Просмотры: 873     Комментарии: 0
Погибнуть за металл
Погибнуть за металл

Взрыв метана прогремел на угольном предприятии близ Караганды рано утром 28 октября. В выработках находились 252 человека – 46 из них погибли под завалами.

Выжившие шахтёры говорили журналистам, что знали о нарушениях техники безопасности, но на риск их гнала безработица. Многие приезжали на заработки вахтовым методом из беднейших районов страны.

Это уже второе подобное ЧП в Казахстане за последние месяцы. В середине августа пожар произошёл на шахте «Казахстанская» в Карагандинской области. Там погибли пять горняков. Причиной ЧП стало возгорание конвейерной ленты, по которой уголь поднимался из забоя вверх. Глава правительства Казахстана Алихан Смаилов тогда заявил, что в случившемся напрямую виноваты владельцы предприятия. Речь шла о компании «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ). В правительстве подсчитали, что на шахтах холдинга за 2016–2022 годы произошло 18 аварий, вследствие которых погибли 19 работников и ещё 45 работников получили травмы. А за 2021–2022 годы на предприятиях АО «АМТ» зафиксировано четыре аварии, при которых пострадал 21 человек, погибли 12.

Среди основных причин аварийности глава МЧС Казахстана Сырым Шарипханов назвал отвратительную организацию технологических процессов, сознательное пренебрежение требованиями безопасности, неэффективность производственного контроля, а также износ оборудования. Также АМТ припомнили вредные выбросы и сокращения рабочих мест. Однако лишь после аварии на шахте имени Костенко, которая также входит в холдинг АМТ, власти объявили о решительных действиях. 1 ноября правительство Казахстана анонсировало национализацию активов АМТ. Правда, Алихан Смаилов тут же оговорился: «Что касается планов государства по тому, чтобы быть собственником, вкладывать деньги бюджетные, таких планов у нас нет. У нас план – мы должны привлечь частного инвестора, и инвестор должен вложить минимум 3 млрд долларов в ближайшие три года». Смаилов подчеркнул, что инвестор должен быть казахстанским и как минимум 1,3 млрд долларов должен вложить сразу.

АО «АрселорМиттал Темиртау» владеет в Казахстане 15 угольными шахтами. Но главное – в периметр холдинга входят металлургические предприятия, выпускающие стальной прокат и трубы. Всё это тоже будет национализировано, заявили в минпроме Казахстана.

Но вот какая интересная деталь. Министр промышленности Канат Шарлапаев      заявил, что предварительное соглашение с ArcelorMittal о передаче прав собственности в пользу Казахстана было заключено в воскресенье 22 октября, за неделю до трагедии на шахте имени Костенко. О сделке не сообщали раньше, так как, по словам министра, «хотели обеспечить бесперебойную работу предприятия», а также избежать дальнейших разбирательств, «если процесс будет недобровольным». Выходит, казахстанские чиновники должны разделить с инвестором как минимум моральную ответственность за случившееся. Ведь после начала переговоров по отчуждению активов шахты, по сути, были брошены на произвол судьбы. Отраслевые ведомства должны были предвидеть проблему и усилить контроль за безопасностью, но этого не произошло.

Возникает ещё один вопрос: если аварии не были причиной национализации, то на каких условиях вообще обсуждалась сделка? Что должна была получить компания за свои предприятия? Или же правительство Казахстана участвовало в некоей схеме по переупаковке активов?

На этом фоне особенно цинично выглядит информация о компенсациях семьям погибших. Соцподдержка полагается только иждивенцам из семей погибших. Таким образом, 17 несовершеннолетних будут получать от 56 до 272 тыс. тенге в месяц (примерно от 11 до 54 тыс. рублей). Их матери тоже могут рассчитывать на выплаты, но ещё более скромные.

Тем временем

Не меньшие проблемы фиксируются на российских шахтах. Суд остановил работы на четырёх шахтах Кузбасса на 90 суток. Ещё несколько угольных предприятий приостановлено на меньшие сроки по решению Ростехнадзора. Причина – выявленные проблемы с безопасностью. Примечательно, что проблемные шахты переживают сейчас этап передела собственности. Угольные предприятия зачастую приносят своим бенефициарам миллиардные барыши. Однако активы то и дело переходят из рук в руки, и кто в конечном итоге экономит на безопасности шахтёров, толком неясно.

На шахте «Юбилейная» обнаружены проблемы с пунктами переключения в самоспасатели (это такие своеобразные бункеры, в которых шахтёры могут укрыться при аварии и надеть защитную амуницию). Это уже не первая остановка за последнее время: предприятие останавливалось судом и в прошлом году. Шахта «Юбилейная» стала известна всей стране после взрыва метана в 2007 году, в результате которого погибли 38 человек.

99% капитала шахты через АО «ТопПром» принадлежит Николаю Королёву. В прошлом году суд отправил его на пять лет в колонию за попытку подкупа чиновника. Несостоявшийся взяточник, бывший замминистра топлива и энергетики РФ Игорь Кожуховский осуждён на 2,5 года по статье о мошенничестве – Королёв пытался через Кожуховского получить квоты на экспорт угля. Примечательно, что ещё в 2022 году Королёва арестовывали за неуплату налогов, но он как-то выкрутился.

Как только Королёв оказался за решёткой, пошли слухи, что он будет продавать свой холдинг. Среди интересантов называли миллиардеров Романа Троценко и Искандара Махмудова. Впрочем, возможная сделка осложнялась тем, что «ТопПром» будто бы должен банку ВТБ 4 млрд рублей. После того как Королёв оказался в колонии, финансовое положение «Юбилейной» и «ТопПрома» пошатнулось: по итогам прошлого года шахта вышла в ноль, а холдинг сократил чистую прибыль с 5 млрд до 683,5 миллиона. Неудивительно, если после нынешней приостановки шахта уйдёт в минус.

Также суд приостановил работу на шахте «Антоновская». Сейчас её учредители засекречены, но в прошлом году «Интерфакс» включал её в состав холдинга «Сибуглемет». Совладельцами предприятий холдинга оказались четыре физлица, предположительно, бывшие менеджеры связанных с «Сибуглеметом» угольных компаний. Шахта «Антоновская» оказалась в сфере влияния Андрея Кобякова, директора ООО «Новая горная УК» (УК официально упраляет шахтой). Кобяков – фигура примечательная. С 2014 по 2018 год он был премьер-министром Белоруссии и попал в опалу у Александра Лукашенко «за пофигическое отношение к поручениям президента».

За непринятие мер по предотвращению загазованности также закрыта шахта «Первомайская». Сейчас её собственники засекречены, ранее «Коммерсантъ» относил предприятие к холдингу «Северный Кузбасс». В апреле этого года появилась информация, что холдинг выставлен на продажу. Покупателем актива «Коммерсантъ» называл кемеровского предпринимателя Станислава Лупия. До этого Лупий инвестировал в добычу драгметаллов. Сейчас он числится гендиректором АО «Северный Кузбасс» (включает шахты «Первомайская» и «Берёзовская»), которое в прошлом году имело 4 млрд чистой прибыли.

Также суд приостановил работы на шахте «Распадская-Коксовая». Здесь отсутствовала техдокументация на крепление горной выработки. Шахтой управляет холдинг «Распадская», который претендует на роль лидера кузбасского углепрома. До закрытия публичных реестров истинный собственник был скрыт за офшором Corbar Interprises. СМИ включали угольный холдинг в группу Evraz, связанную с Романом Абрамовичем.

Ростехнадзор приостановил добычу угля в шахте имени Кирова АО «СУЭК-Кузбасс» за превышение допустимой концентрации метана и нарушение в системе аэрогазового контроля. Холдинг «СУЭК» основан миллиардером Андреем Мельниченко, который недавно оказался в центре скандала по поводу несостоявшейся национализации акций СИБЭКО. Адвокаты миллиардера утверждали, что он не владеет холдингом, активы записаны на офшорный траст, бенефициаром которого числится его супруга.

Справка

АО «АрселорМиттал Темиртау» входит в состав международного сталелитейного концерна ArcelorMittal. Это вторая по размерам металлургическая компания в мире. Имеет производственные мощности в 18 странах на 4 континентах. ArcelorMittal пыталась покупать шахты в России, но угольный бизнес в нашей стране для компании оказался убыточным. Проблемы у ArcelorMittal в Казахстане будут на руку российским металлургам, но это может привести к повышению цен на сталь внутри России.

versia

Автор: Юлия Абштейн

Версия страницы для печати  

Комментарии:

comments powered by Disqus


Все новости